«В 83-м году вышел спектакль «Эмигранты», который мы играли подпольно и бесплатно, из-за которого нас не пускали за границу, а режиссер получил строгий выговор. И я понимаю, что это было счастливое время, хотя тогда оно нам таким не казалось…»

Разработано jtemplate модули Joomla

Известный актер театра и кино рассказал «Ва-банку» о семье и работе, а также поведал, почему он согласился сняться в новом сезоне сериала «Последний из Магикян» на СТС.

— Чем вас заинтересовал проект «Последний из Магикян»?

— Перед тем как согласиться сниматься, я обращаю внимание на следующее: художественный руководитель постановки, партнеры, место съемок и материал. Я посмотрел несколько серий первого сезона этого сериала, он показался мне симпатичным. Однажды я давал интервью, и в его завершении корреспондент попросил: «Пожелайте, пожалуйста, нашим читателям что-нибудь в новом году». Я ответил: «Мне кажется, нам самое время подумать о толерантности». Тогда этого слова — толерантность — толком никто и не знал. А сейчас его знают все, но самой толерантности так и нет. А в сериале «Последний из Магикян» это как раз есть. Из этого и всего вышеперечисленного и складывалось мое решение. Плюс свободное время, которое на тот момент у меня появилось.

— Расскажите, что за персонаж достался вам?

— Николай Арсеньевич — человек, который придерживается старых устоев. Он очень уважает русские традиции и пытается вносить их в жизнь, но несколько деревянно... Конечно, со временем жизнь моего персонажа меняется, и Николай Арсеньевич становится более мягким, терпимым, толерантным. В частности, это касается выбора его сына, который собирается жениться на девушке из армянской семьи.

— Николай Арсеньевич с животным миром тоже на «ты» — по сюжету, в одной из сцен он будет ездить верхом...

— Да, мы это уже сняли. Спасибо отцу Дмитрия Певцова — в свое время он дал мне несколько уроков верховой езды. Анатолий Иванович был замечательный строгий тренер, напомнивший мне моего отца. Он крепко вбил меня в седло за каких-то десять занятий. Не могу сказать, что катаюсь мастерски, но это как езда на велосипеде: однажды научившись, уже не разучишься.

— А еще ваш герой любит делать всяческие наливочки — традиционная «забава» для русского мужчины. Вам это занятие по нраву?

— Дальше, чем настаивание водки на хрене, я не пошел. Иногда жена делает наливки — эта «опция» используется с удовольствием. Я как-то пытался самогон гнать, но получилось неважнецки. А поскольку у моего друга это выходит хорошо, мы пользуемся его услугами (улыбается).

— Ваш персонаж — счастливый отец и в перспективе дед. Расскажите, пожалуйста, о ваших детях.

— Старшая дочь работает на телевидении режиссером, младшая закончила менеджерский факультет и пока ищет себя, а сын — судмедэксперт. Он давно практикует, но был вынужден уйти из профессии и заниматься другими делами. А еще у меня один внук — ему 12, и две внучки — одной два с половиной, а другой полтора года. Так что я уже дед со стажем (улыбается).

— А вам приходилось работать не по актерской специальности?

— В театральный институт я поступил поздно, и до этого сменил несколько работ. Был и почтальоном, и монтером пути, и грузчиком, и строителем, и плавильщиком...

— А в вашем роду были актеры?

— В основном крестьяне. Один из прадедов был старостой на строительстве храма, который стоит до сих пор; были лесники, мельники — это все по маминой линии. Затем начался страшный 20 век, репрессии, которые коснулись и нашей семьи... После этого в роду появились военные, врачи, учителя — словом, советская интеллигенция. Кажется, я первый в роду, кто стал актером. Вот тетя моя очень хорошо пела, но профессионально искусством в нашей семье никто не занимался.

«Ва-банкЪ в Омске», 14 апреля 2014 года.