«Я разделяю людей на тех, которые любят собак, и с большой осторожностью отношусь к тем, кто к ним индифферентен…»

Разработано jtemplate модули Joomla

В продолжении «Дневника доктора Зайцевой», которое покажут на СТС после новогодних каникул, герой Александра Феклистова (Илья Зайцев) умерил тягу к прекрасному полу, помирился с женой и готовится оставить кресло главврача Субботинской больницы, где работает его дочь, ради солидной должности в министерстве здравоохранения. 

— Александр Васильевич, с началом нового года вас посещают мысли о том, как быстро бежит время? 

— Конечно. Как всякий человек, перешедший полувековой рубеж, я особенно чувствую, что годы несутся все быстрее и быстрее. Любопытно, как течет время в разных ситуациях… Например, в спектакле «Двенадцатая ночь» я с коллегами стою за кулисой, примерно семь-девять минут жду своего выхода. В это время наш партнер читает монолог на сцене. И зная наизусть текст актера, мы, естественно, посылаем в его адрес проклятия, как бы прекрасно он ни читал! Потому что мы все это время стоим и ничего не делаем! Мне нравится, как на вопрос одного актера «А что я здесь делаю?» Петр Наумович Фоменко ответил: «Стареешь!» Вот и мы, когда стоим на месте, стареем. Я готов стариться на природе и рыбалке, собирая листья и траву: делая что-то на природе, чувствую, как время работает на меня! 

— А в принципе времени, наверное, не хватает? 


— Нет, я скорее говорю о том, что оно проходит не так, как мечталось в детстве и юности. Я представлял себе, что когда вырасту, меня будут окружать только талантливые и умные люди. И довольно долгое время так и было! Когда я пришел во МХАТ, рядом находились мой учитель Олег Ефремов, Андрей Попов, Евгений Евстигнеев, Александр Калягин и многие другие. А потом учителя и друзья один за другим начали уходить, а я оказался к этому совершенно не готов. Хотя как к этому можно подготовиться? 

Если честно, я испытываю некоторую растерянность перед жизнью, хотя понимаю, что к моему возрасту уже надо было бы определиться с задачами, позициями и целями… Мне кажется, это лукавство, когда кто-то говорит, что знает, как надо поступать и жить. Я лично до сих пор этого не понял. Я и сейчас в поисках, и мне это нравится! 

— Как вам работается на съемках «Дневника доктора Зайцевой»? 

— У нас замечательная команда и всегда очень весело! Кажется, палец покажи — и мы уже хохочем. В одной из серий прошлого сезона мой Илья Ильич вместе со своими любимыми женщинами — женой в исполнении Елены Сафоновой и любовницей, которую играет Алена Яковлева, — оказался в карантинной палате. И помню, по сценарию мы с женой бурно выясняем отношения, а героиня Алены тем временем храпит на соседней кровати! Еле-еле отсняли эту сцену, потому что не смеяться было невозможно! У оператора тряслась камера, он тоже едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. Вы просто представьте: люди серьезно обсуждают что-то, решают между собой семейные проблемы, а рядом с ними кто-то безмятежно храпит… (Смеется.) Причем Аленка Яковлева была единственной, кто не раскалывался во время съемок этой сцены! Не так давно снимали сцену, где моего героя грузят в скорую помощь, а героиня Лены Сафоновой вдруг решает сделать общее фото, потому что сборище, с которого меня неожиданно увозят в больницу, произошло по важному случаю — не буду пока раскрывать какому. Так вот, на площадке перед нами стоит оператор. И когда меня, не закрепив на тележке, начинают поднимать, чтобы было видно на фото, я падаю прямо на бедного оператора, а с него на землю. Как же мы все смеялись! А когда успокоились, принялись за второй дубль. 

— Практически все актеры сериала, играющие врачей, обращались за помощью к хирургам-консультантам, кто-то посещал больницу и присутствовал на операциях. Вам не пришлось этого делать, учитывая, что вы не раз играли докторов? 

— В больницы специально не ходил, но с удовольствием прислушивался к советам и замечаниям нашего медконсультанта на площадке! Я очень доверяю нашей съемочной группе в плане такта и вкуса в том, что касается съемок каких-то специфических сцен. Помню, однажды я играл хирурга в фильме про войну, и по сюжету надо было вынимать из живота у человека какой-то осколок. И когда я пришел на съемочную площадку, то обнаружил… муляж 30-сантиметровой бомбы, стоящий вертикально в животе моего пациента… Это просто дурдом, будто пародия! (Смеется.) А ведь мы снимали реальную картину про войну! Здесь же совершенно другой подход. Понятно, что снимаем не документальный фильм о жизни больницы и потому в разумной степени у нас присутствует художественный вымысел, это вполне допустимо. И мне очень помогает тот факт, что среди моих близких друзей есть замечательные доктора. Я всегда могу обратиться к ним за советом и помощью. 

Марина Кузнецова. Портал «Теле.Ру», 11 января 2013 года.