«Актеру темперамент необходим, но надо уметь его сдерживать…»

Разработано jtemplate модули Joomla

Сержант Доронин в «Отряде», бригадир путеукладчиков Владимир Гордеев в телефильме о БАМе «Лучшая дорога нашей жизни», оборотень Хайд в «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда». Каждая из этих работ молодого артиста МХАТа Александра Феклистова сыграна с предельним накалом. Только в одних случаях этот накал скрыт за напряженной сосредоточенностью персонажа, в других — прорывается фейеверком эмоций.

Вспоминая экранных героев Феклистова — художника Илютина («Батальоны просят огня»), талантливого композитора Глеба Шубникова, ушедшего добровольцем на фронт («Наедине с собой»), молодого строителя из телесерии «Внештатный корреспондент», — еще раз убеждаешься, что вокруг них существует некое силовое поле. Оно заставляет жадно всматриваться в экран, проникать в суть героев, живущих, как правило, сложной внутренней жизнью, озаренных большой идеей, одержимых, яростных, «неудобных».

Силу этого магнитного поля я, например, впервые испытал года два назад во время спектакля «Дни Турбиных» М. Булгакова на Малой сцене МХАТа. Спектакль с появлением Феклистова в роли капитана Мышлаевского кончился. Точнее, спектакль стал виден: декорации, мизансцены, старательная игра исполнителей. А рядом со всем этим, потрясая своей достоверностью, просто жил, нес свою боль, метался, мерз, безответно любил, искал выход в круговерти 1918 года капитан Мышлаевский. Живой человек. И для меня как зрителя не было в тот момент ничего важнее того живого человека.

После сержанта Доронина из фильма Е. Григорьева и А. Симонова — человека с пытливым взглядом и ранними морщинами на лбу, солдата, для которого война началась с окружения, я с трепетом шел смотреть «Доктора Джекила…» А вдруг, думал я, в Хайде, олицетворяющем все зло на Земле, я обнаружу что-то от тех персонажей Феклистова, к которым прикипел душой? Зря боялся. В этой роли Феклистов раскрылся настолько неожиданно, что нельзя провести аналогию ни с чем из ранее им сыгранного.

Как хорошо, что Александр стал-таки артистом. Ведь в поисках призвания он работал плавильщиком на заводе, учился в педагогическом, потом в Полиграфическом институтах. Но все эти годы увлеченно занимался в любительском театре, и эта любовь победила… Я видел Сашу Феклистова на сцене еще лет пятнадцать назад, в спектакле Московского Дворца пионеров им. А. Гайдара «Ромео и Джульетта». Пьеса была поделена между четырьмя парами влюбленных. Феклистов играл четвертого Ромео, на его долю выпали финальные, самые трагические сцены… Он и сейчас ищет в роли высший накал эмоций, взлет человеческого духа.

Скоро имя А. Феклистова появится в титрах двух новых фильмов: «Летное происшествие» и «Опасная игра». В первом он играет штурмана Гражданской авиации Сашу Ирженина, во втором — дружинника Романа Ивановича, начальника опергруппы.

Петр Черняев. Из журнала «Спутник кинозрителя», 1986 год