«Нужно разговаривать со зрителями, мы так долго их обманывали, настолько нагрузили их пафосом, что хочется, чтобы они вернулись в театр с доверием…»

Разработано jtemplate модули Joomla

Моноспектакль по повести Н.В. Гоголя «Шинель».

Художник — Сергей Якунин.
Композитор — Егор Высоцкий.
Сочинители спектакля — Александр Феклистов, Алексей Бурыкин, Олег Меньшиков, Игорь Золотовицкий.
Музыкальное оформление — Николай Никитин.
Художник по свету — Сергей Макряшин.
Помощник режиссера — Марина Брыкова.
Костюмы — Валентина Морозова.
Грим — Ольга Калявина.
Реквизит — Марина Брыкова.

Театральное агентство «Богис».

Роль — Башмачкин Акакий Акакикевич.

Премьера — февраль 1994 года на сцене театра им. Н.В. Гоголя.

Александр Феклистов: «Этот спектакль мы придумали за столом с Алексеем Бурыкиным и Игорем Золотовицким. Мне хотелось сделать моноспектакль почти без слов. Продюсер Галина Боголюбова нас не торопила — платила деньги, пока мы просто книжки читали. Потом позвали Питера Хейнце, он разработал структуру поведения молчащего, страдающего, радующегося человека. Нам хотелось отойти и от школьного мифа об униженном и оскорбленном Акакии Акакиевиче, и от мифа, созданного Норштейном, и сделать спектакль о счастливом человеке. Нужна была определенная среда, ее придумал чудесный художник Сережа Якунин — нежный, любовный человек. Когда дело подходило к премьере, и я его пытался торопить, он меня успокаивал: «Ничего, не будет готово к премьере — будет чуть позже, главное, чтобы все было сделано с любовью». Сердиться на него было невозможно, и он нас победил: эта живая среда с бумажными тараканами и ожившей конторкой — все мне помогало, и в то же время на каждом спектакле неожиданно для меня постоянно возникали какие-то новые детали, приходилось их обыгрывать, жить с ними. Это давало плоть спектаклю. Однако, просматривая кассеты, я видел наши ошибки. Опыт этот для меня один из сильнейших, когда никто не может тебе помочь, ты один, без партнеров, все рождается только через твои импульсы. Но я зарекся делать моноспектакли, все-таки природа театра во взаимодействии не только с вещами, но в первую очередь с людьми…» («Московские новости», 21 октября 2003 г.)

Из публикаций о спектакле

А. Феклистов, словно растворившись в самом терпком воздухе прозябания героя, густо пахнущем архивной пылью, клеем чернилами, старым гуталином, проквашенной едой, нестиранным бельем и всем прочим, непременно вчерашним и затхлым, попытался меж тем воспеть своего Башмачкина. Отношения между артистом и его персонажем выстроились лирические, откровенно дружеские, пылкие даже. [...]

Феклистов ведет дело к своего рода ритуализации движений, а затем в переломный момент роли отказывается от ритуала. Но при этом избегает каких- либо резкостей, тяготеет к плавности, «сказовости» линий.

По Феклистову выходит: этот Башмачкин не выучился ходить, а его выучили ходить. Его включили, привели в движение, как заводят любую машину. [...]

В. Гульченко. Из статьи «Источник Гоголя», газета «Экран и сцена», 1994, № 3